Самые отчаянные феминистки в истории

Самые отчаянные феминистки в истории

Борьба женщин за свои права – одна из самых актуальных и обсуждаемых тем в наши дни. Рассказываем о самых отчаянных феминистках прошлого, которые готовы были пойти на все ради достижения своих целей.

1. Эммелин Панкхёрст

Эммелин Панкхёрст.jpg
Эммелин Панкхерст, урожденная Гульден, прославилась как одна из самых воинственных феминисток в истории движения. С раннего детства Эммелин верила, что ее предназначение — политическая борьба. Родители девочки активно участвовали в демонстрациях и протестах и читали детям на ночь «Хижину дяди Тома». Именно благодаря матери Эммелин узнала о борьбе женщин за избирательное право. В возрасте 14 лет она впервые приняла участие в митинге суфражисток.

В возрасте 20 лет Эммелин познакомилась с Ричардом Панкхерстом, адвокатом и политическим активистом, разделяющим идеи суфражизма. В скором времени молодые люди поженились, а их дом на Рассел-сквер стал площадкой для политических дискуссий.

I131119_182824_1161860oTextCS_51735036.jpg
Панкхерсты организовали Лигу за избирательные права женщин. Члены организации выходили на митинги, раздавали листовки. Однако скоро стало понятно, что власти попросту игнорируют мирный протест. Тогда Эммелин решила пойти на радикальные меры.

В 1903 году Панкхерст основала Женский социально-политический союз (ЖСПС). Члены союза устраивали настоящие погромы в центре британской столицы. Они били витрины и окна домов, поджигали дома парламентариев и вступали в схватки с полицией. Активисток ЖСПС постоянно арестовывали. Однако, пока одни отбывали наказание в тюрьмах, другие снова выходили на улицы. Во время одной из акций протеста на суфражисток набросилась толпа мужчин, сторонников Либеральной партии. Они забрасывали демонстранток тухлыми яйцами, глиной и снежками с камнями внутри. Суфражистки не остались в долгу — завязалось настоящее сражение.

ad_209595739.jpg
В 1908 году Панкхерст попыталась прорваться в парламент и передать премьер-министру резолюцию от протестующих, за что получила 6 недель заключения. В 1909 году она отвесила 2 пощечины офицеру полиции и получила еще один срок. За годы протестов Эммелин, активная участница «уличных боев», получила бесчисленное множество травм и пережила 7 арестов.

Беспорядки закончились только с началом Первой мировой. Эммелин призвала членов ЖСПС объединиться с властями в борьбе немецкой угрозой и участвовать в оборонном производстве. А когда война закончилась в 1918 году, британский парламент, наконец, предоставил женщинам право голоса.

2. Мэри Ричардсон

Мэри Ричардсон.jpg
Мэри Ричардсон присоединилась к движению за права женщин в первые годы XX века. Вместе с другими участницами Женского социально-политического союза Мэри била стекла в правительственных учреждениях и домах чиновников, организовывала поджоги и даже участвовала в подрывной деятельности.

Читайте также: Как Нелли Блай стала сенсацией и навсегда изменила журналистику>>

За годы суфражистских погромов активистки движения (Мэри в их числе) успели организовать целый ряд терактов. Они начиняли взрывчаткой вагоны поездов, взрывали железнодорожные станции, заброшенные жилые постройки, здания церквей. Не обходилось без жертв.

Опасаясь, как бы гнев суфражисток не перекинулся на предметы искусства, в 1912 году лондонская администрация закрыла доступ публики в знаменитый Британский музей.

267px-Mary_Raleigh_Richardson.jpg
Однако превентивные меры оказались недостаточно действенными. В марте 1914 года Мэри Ричардсон вошла в Лондонскую Национальную галерею. Под верхней одеждой девушки скрывался небольшой кухонный топор. Дождавшись момента, когда охрана потеряет бдительность, Мэри нанесла несколько ударов по картине Веласкеса «Венера с зеркалом».

Мэри Ричардсон 2.jpeg
Свой поступок суфражистка объяснила так: «Я пыталась уничтожить самую прекрасную женщину в мифологической истории в знак протеста против того, как сейчас правительство уничтожает миссис Панкхерст, самую прекрасную женщину современности».

Панкхерст в это время отбывала очередной срок в одной из лондонских тюрем.

Этот символический жест стал, в определенном смысле, венцом милитантской деятельности суфражисток, а Мэри Ричардсон вошла в историю, как та, что изрезала «Венеру с зеркалом».

3. Эмили Дэвисон

Эмили Дэвисон 3.jpg
В юности Эмили Дэвисон получила прекрасное образование — она с отличием окончила колледж Сент-Хью при Оксфордском университете. Однако диплома об окончании ВУЗа девушка так и не получила. Оксфорд в те годы не присваивал женщинам ученые степени.

Долгое время Дэвисон преподавала иностранные языки знатным наследникам. Несмотря на успехи в учебе, других карьерных возможностей у девушки не было. Возможно, именно эта несправедливость послужила причиной того, что в 1906 году Эмили вступила в Женский социально-политический союз.

Надо сказать, даже на фоне других воинствующих суфражисток Дэвисон смотрелась устрашающе. Девушка, казалось, не знала жалости ни к своим врагам, ни к самой себе.

Эмили Дэвисон.jpg
За 3 года борьбы Эмили успела побывать за решеткой 9 раз. Вместе с другими арестованными суфражистками она участвовала в голодовках и сопротивлялась насильственному кормлению. Однажды Дэвисон заблокировала дверь в свою камеру, чтобы избежать пытки питательным раствором. В ответ на это служители правопорядка затопили камеру ледяной водой. Девушка знала, что может замерзнуть насмерть, однако сопротивлялась до последнего.

Отбывая еще один срок, Эмили бросилась с 10-метровой лестницы, желая спасти себя и своих подруг от принудительного кормления. Дэвисон надеялась, что «одна большая трагедия сможет предотвратить множество других».

Эмили Дэвисон2.jpg
В 1913 году Эмили задумала провести еще одну показательную акцию. Во время английского Дерби Дэвисон выбежала на ипподром прямо под копыта жеребца по кличке Эммер, принадлежавшего правящему монарху, королю Георгу VI. Историки предполагают, что она хотела прикрепить к сбруе коня флаг суфражисток. Однако осуществить задуманное Дэвисон не удалось. Эмили погибла под копытами животного, навсегда оставшись в памяти своих подруг, как мученица, отдавшая жизнь за дело суфражизма.

4. Олимпия де Гуж

Олимпия де Гуж.jpg
За много лет до гибели Эмили Дэвисон одна французская интеллектуалка также поплатилась жизнью за собственные феминистические взгляды.

Дело происходило в конце XVIII столетия. Сочувствующая революции писательница Олимпия де Гуж прочитала в текст «Декларации прав человека и гражданина» и обнаружила, что указанные в документе права распространяются только на лиц мужского пола.

В ответ на это в 1791 году Олимпия составила «Декларацию прав женщины и гражданки». Смысл документа сводился к тому, что женщины также имеют «естественные, неотъемлемые и священные права». И уж коль скоро «Декларация прав человека» отвергает дискриминацию на основании религиозных убеждений и сословной принадлежности, то и по половому признаку дискриминировать людей тоже не стоит.

Кто вы из героинь романов викторианской эпохи? Пройдите тест>>

Помимо прочего «Декларация прав женщины и гражданки» содержала обращение к Марии-Антуанетте с призывом встать на защиту прав женщин и таким образом обрести «поддержку половины королевства».

Пару лет спустя де Гуж опубликовала еще один скандальный текст. Это был политический памфлет, призывающий провести всенародное голосование, чтобы решить, какой политический строй больше по душе французским гражданам: единая республика, федералистская республика или конституционная монархия.

Разговоры про права женщин, призывы к демократическим решениям не понравились якобинцам. Еще меньше им понравилось то, что Олимпия считала приемлемым вести переговоры с королевой.

В результате Де Гуж арестовали как контрреволюцинерку и приговорили к смерти «за подстрекательство к мятежу против единой и неделимой республики». Незадолго до ее казни была обезглавлена и королева.

После этой истории о «женском вопросе» забыли почти на целое столетие.

5. Соджорнер Трут

Соджорнер Трут.png
В начале XIX столетия набирало оборот дружественное феминизму общественное движение — аболиционизм. Сторонники аболиционизма боролись за отмену рабства. А сторонницы часто ратовали и за гендерное равноправие.

Одной из самых ярких представительниц этого движения была Изабелла Баумфри, впоследствии прославившаяся как Соджорнер Трут.

Изабелла родилась в семье рабов. В возрасте 9 лет девочку продали вместе со стадом овец другому рабовладельцу. Новый хозяин отличался крайней жестокостью: он ежедневно избивал и насиловал её. В течение следующих нескольких лет Изабелла переходила от одного владельца к другому. Наконец, она оказалась в собственности некого Джона Дюмона. Он не проявлял садистских наклонностей. Однако здесь Изабеллу ждали другие испытания.

Когда у девушки завязался роман с Робертом — рабом с соседней фермы, его хозяин забил юношу насмерть. Дальше было нежеланное замужество, рождение детей… Дюмон насильно выдал рабыню замуж.

Надо отметить, что, начиная с 1799 года, в штате Нью-Йорк началась разработка закона об отмене рабства. В связи с этим хозяин девушки пообещал, что отпустит ее на свободу незадолго до изменений в законодательстве, при условии, что та будет хорошо ему служить.

Шли годы, обещание не выполнялась. В 1826 году Изабелла решила, что она своё отработала, и ушла с ненавистной фермы, взяв с собой лишь новорожденную дочь.

Наконец, в 1827 году аболиционисты победили. В штате Нью-Йорк был принят закон об отмене рабства. Вскоре после этого Изабелла, оставившая прежнему хозяину остальных своих детей, узнала, что Дюмон продал ее 5-летнего сыну в Алабаму, где соответствующего закона еще не существовало.

Женщина подала на рабовладельца в суд и после нескольких месяцев борьбы выиграла его, став первой в истории черной женщиной, засудившей белого мужчину.

На протяжении следующих двух десятилетий Изабелла путешествовала по штатам, проповедуя идеи аболиционизма и равноправия. Она выбрала себе псевдоним Соджорнер Трут, что в буквальном переводе означает Скиталец Истины (англ. sojourner — скиталец, пришелец; truth — правда, истина).

Её визитной карточкой стала речь, произнесенная в 1851 году на Конвенции по правам женщин в Огайо. Выступление Трут начиналась со слов: «Разве я не женщина?».

С этих пор Трут неоднократно выступала перед суфражистками и другими сторонниками гендерного равенства. Однажды кто-то из слушателей попытался уличить Соджорнер в обмане, заявив, что только мужчина может придумать и произносить подобное. В ответ Трут предъявила самое веское доказательство — она обнажила свою грудь.

6. Мика Эчебеэре

Мика Эчебеэре2.jpg
Но вернемся в XX столетие. К 1930-м годам эпоха революционерок, аболиционисток и воинствующих суфражисток канула в лету, уступив место другим сражениям.

В 1936 году уроженка Аргентины Мика Эчебеэре вместе с мужем Ипполитом Эчебеэре вступила в Рабочую партию марксистского объединения (ПОУМ), чтобы противостоять франкистам в Гражданской войне.

Мика и раньше была активной участницей различных политических организаций. В 1917 году в возрасте 15 лет она стала членом анархо-феминистской группы имени Луизы Мишель. После знакомства с мужем, в 1920-е годы, Мика была участницей марксистских кружков в Аргентине, Франции и даже в Германии. В те годы марксизм и феминизм часто оказывались по одну сторону баррикад.

Мика Эчебеэре.jpg
В 30-е годы супруги обосновались в Испании, чтобы вести борьбу с националистами — сторонниками Франко. Политическая программа франкистов включала, в том числе, реанимацию традиционных ценностей католической Испании XIX века. Перед испанскими женщинами маячила перспектива оказаться намертво привязанными к домашнему очагу и детской люльке. Поэтому, когда началась война, Мика и Ипполит вместе с другими ПОУМцами отправились на фронт, защищать Республику.

В ту пору женщина-боец — само по себе было явлением беспрецедентным. Однако Мика не остановилась на достигнутом. После гибели мужа она возглавила роту солдат, оказавшись единственной женщиной-капитаном в армии.

Мика Эчебеэре3.jpg
Год спустя республиканское правительство переменило свое отношение к ПОУМ. Мику арестовали на фронте как «врага Республики». Благодаря заступничеству друзей, девушке удалось избежать наказания. Правда, возвращаться на фронт ей все же запретили.

Но и эта мера не смогла помешать Эчебеэре заниматься политической борьбой. До самой победы Франко Мика оставалась в Мадриде: она вела курсы по борьбе с неграмотностью и сотрудничала с женской анархистской организацией.

7. Валери Соланас

Валери Соланас.jpg
К середине XX века феминизм окончательно избавился от привкуса милитантства. Главным оружием в борьбе за равноправие стало слово.

До поры до времени такого же мнения придерживалась Валери Соланас. Выросшая в неблагополучной семье, юная Валери вела кочевой образ жизни. Она переезжала из города в город, занимаясь проституцией и попрошайничеством, пока в середине 1960-х годов не оказалась в Нью-Йорке.

Там в девушке проснулся литературный талант. Она написала два автобиографических произведения. Одну из этих работ, пьесу Up Your Ass (непереводимая игра слов), Валери удалось передать Энди Уорхолу. Тот прочитал пьесу, однако не захотел её ставить, сочтя текст порнографическим и больше похожим на провокацию со стороны полиции. Когда же девушка потребовала от художника ответа, он соврал, что потерял рукопись.

Впрочем, на этом их отношения не закончились. Уорхол в шутку предложил Соланас работу машинисткой. Валери оскорбилась. Однако вскоре лед удалось растопить: художник дал Валери главную роль в одной из своих картин. Дальше была еще одна незначительная роль в фильме «Фабрики». Современники утверждали, что у Соланас и Уорхола сложились теплые дружеские отношения.

Валери Соланас у.jpg
Дружба закончилась в 1968 году. Годом ранее Соланас собственными силами опубликовала SCUM Manifesto. В тексте произведения она утверждала, что мужчины — неполноценные существа, которые являются промежуточным звеном между женщиной и обезьяной. Согласно Соланас, мужчины повинны во всех бедах человечества и потому подлежат уничтожению.

После публикации манифеста, предсказуемо вызвавшего неоднозначную реакцию публики, Валери задумала поставить пьесу по его мотивам.

Примерно в это же время Соланас познакомилась с основателем издания «Олимпия Пресс» Морисом Жиродиа. Девушка заключила с ним устный контракт о том, что Жиродиа имеет право на публикацию всех ее работ, в том числе еще ненаписанных. Сделку скрепили гонораром в 500 долларов.

Когда же речь зашла о постановке новой пьесы, Валери получила отказ и от Жиродиа, и от студии Уорхола, и от других компаний. Соланас заподозрила, что издатель сговорился с Уорхолом (с которым она же его и познакомила), и причиной отказов является то, что они хотят поставить пьесу в обход нее, присвоив всю ее работу себе.

Пытаясь найти продюсера своей постановки, Валери пришла к Марго Иден. И снова получила отказ. В разговоре с Идэн Соланас заявила: «Я застрелю Энди Уорхола. Это сделает знаменитой меня и мое произведение. И тогда вы поставите пьесу». В этот же день Валери пришла в мастерскую к Уорхолу и выпустила несколько пуль в короля поп-арта.

Валери Соланас 2.jpg
Уорхол чудом выжил. Валери признали психически нестабильной, приговорили к трем годам лишения свободы и принудительному лечению.

Едва ли этот поступок помог феминисткам в борьбе за равноправие. Однако он показал всему миру, что с Соланас лучше не спорить.

Подготовила Валентина Гольцберг

Читайте также: